Эмоциональные реакции на кесарево сечение

ЭКСТРЕННОЕ КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ.

Незапланированное кесарево сечение увеличивает риски развития послеродовой депрессии.

Масштабное исследование University of York (Великобритания) предоставило новые доказательства того, что экстренные операции по кесаревому сечению подвергают молодых матерей большему риску возникновения дальнейших проблем с психическим здоровьем после родов. В частности, матери, впервые родившие ребенка с помощью незапланированного кесарева сечения, на 15% чаще испытывают тяжелую послеродовую депрессию.

Ранее выполненные исследования по этой теме основывались на небольших размерах выборки из отдельных родильных домов и больниц. Данное исследование было проведено на основе данных 5 000 женщин, которые рожали впервые на базе когортного исследования (UK Millennium Cohort Study и Representative study of the UK population).

Авторы исследования призывают уделять больше внимания поддержке психического здоровья женщин, чьи дети были рождены путем экстренного кесарево сечения, особенно в случаях, возникших по причине осложнений в родах. Доктор Dr Valentina Tonei, автор исследования, поясняет: «Результаты исследования поразительны, поскольку они свидетельствуют о причинно-следственной связи между экстренными кесаревыми сечениями и послеродовой депрессией. Это имеет важные последствия для политики общественного здравоохранения в целом, поскольку молодые матери, которые рожают подобным образом, нуждаются в усиленной поддержке».

В последние десять лет во многих странах существенно выросло число родов при помощи кесарева сечения, в частности в Англии ежегодно из 165 тысяч родов на незапланированное кесарево сечение приходится порядка 25 тысяч. Некоторые причины подобных показателей рассмотрены в ранее опубликованном на нашем сайте материале «Европа. Зачем женщину убеждают в необходимости кесарева сечения».

Послеродовая депрессия чревата серьезными последствиями. Ранее проведенные исследования показали, что она может негативно воздействовать не только на здоровье матери и ее взаимоотношения с членами семьи, но также на развитие ребенка. Опыт послеродовой депрессии также является одним из основных факторов, влияющих на нежелание семьи рожать следующего ребенка.

Ученые определили воздействие кесарева сечения на психологическое состояние матерей в первые 9 месяцев после рождения ребенка, принимая во внимание такие факторы, как различия в объеме ресурсов и численности персонала в больницах, и история психического состояния матерей. В исследовании приняли участие только женщины, которые рожали впервые, что исключило влияние предыдущего опыта.

Авторы исследования отмечают, что незапланированное кесарево сечение может иметь негативное воздействие на женщин, поскольку является неожиданным, как правило, физически и психологически напряженным, и ассоциируется с потерей контроля и неоправданными ожиданиями. «Незапланированное кесарево сечение — это настоящий удар, причем неожиданный, по психике матери, не имеющей опыта родов и материнства, напряжение и стресс при этом усугубляются и физическим состоянием и физиологией, в сочетании с ощущением потери контроля над ситуацией и разбитыми ожиданиями – юная мать может не выдержать и крайне нуждаться в помощи».

Источник: ScienceDaily, Emergency caesareans put new mothers at higher risk of developing postnatal depression

ВЛИЯНИЕ ОБЕЗБОЛИВАНИЯ ПРИ РОДОРАЗРЕШЕНИИ НА ЧАСТОТУ РАЗВИТИЯ ПОСЛЕРОДОВОЙ ДЕПРЕССИИ У РОДИЛЬНИЦ

Полный текст:

  • Аннотация
  • Об авторах
  • Список литературы
  • Cited By

Аннотация

Дана оценка влияния различных методов анальгезии при родоразрешении на частоту развития послеродовой депрессии у родильниц. Материалы и методы. В исследование включено 209 женщин, средний возраст пациенток составил 31 год, а срок гестации – 39,4 нед. Все пациентки распределены на четыре группы: в 1-й и 2-й группах женщины родоразрешены через естественные родовые пути, при этом в 1-й группе с целью обезболивания применяли длительную эпидуральную анальгезию, в качестве местного анестетика использовали 0,08%-ный раствор ропивокаина гидрохлорида. Во 2-й группе обезболивание не проводили. В 3-й и 4-й группах родоразрешение проводили путем операции кесарева сечения в условиях спинномозговой анестезии, в 3-й группе в послеоперационном периоде применяли блокаду поперечного пространства живота в сочетании с парентеральным назначением нестероидных противовоспалительных средств. В 4-й группе с целью анальгезии использовали только системные наркотические анальгетики и нестероидные противовоспалительные средства. Исследование специфики развития послеродовой депрессии проводили поэтапно: через 6 ч, 3 сут и 6 нед. после родов. Результаты исследования. Установлено, что применение длительной эпидуральной анальгезии с целью обезболивания во время родоразрешения через естественные родовые пути не приводит к снижению частоты развития послеродовой депрессии через 6 нед. после родов по сравнению с пациентками, которым не проводили обезболивание в родах. Не обнаружено влияния метода родоразрешения на частоту развития послеродовой депрессии. Показано снижение развития послеродового блюза при применении блокады поперечного пространства живота в составе мультимодального обезболивания. Влияние блокады поперечного пространства живота на развитие послеродовой депрессии через 6 нед. после родов не установлено.

Ключевые слова

Об авторах

Список литературы

1. Александрович Ю. С., Муриева Э. А., Пшениснов К. В. и др. Особенности гормонального статуса матери и новорожденного ребенка при использовании длительной эпидуральной анальгезии в родах // Педиатр. – 2011. − № 4. – С. 51−55.

2. Голубович В. В. Клинико-эпидемиологическое исследование послеродовой депрессии: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – Минск, 2004. − 22 с.

3. Заболотский Д. В., Рязанова О. В., Мамсуров А. С. и др. Варианты послеоперационной анальгезии при кесаревом сечении. Что выбрать? // Регионарная анестезия и лечение острой боли. − 2013. – С. 16−20.

4. Кулиев Р. Т., Руженков В. А. Психические расстройства при нормально протекающей беременности (клиническая структура и лечение) // Тюмен. мед. журнал. – 2012. − № 1. − С. 27−28.

5. Ланцев Е. А., Абрамченко В. В. Анестезия, интенсивная терапия и реанимация в акушерстве. − М.: МЕДпресс-информ, 2010.

6. Мазо Г. Э., Вассерман Л. И., Шаманина М. В. Выбор шкал для оценки послеродовой депрессии // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. − 2012. – № 2. – С. 41−50.

7. Прибытков А. А. Клинические особенности депрессивных расстройств невротического уровня в послеродовом периоде: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – СПб.: СПб НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 2006. − 22 с.

Читайте также:  Все о тесте на ВИЧ когда делать и какой лучше

8. Смулевич А .Б. Депрессии в общей медицине: руководство для врачей. − М.: МИА. − 2001. − 256 с.

9. Шифман Е. М., Ермилов Ю. Н. Влияние эпидуральной анальгезии на течение родов // Рос. вестн. акушера-гинеколога. − 2006. − Т. 6, № 1. – С. 44−46.

10. Яхин К. К., Менделевич Д. М. Клинический опросник для выявления и оценки невротических состояний. Клиническая и медицинская психология: Практическое руководство. – М., 1998. – С. 545–552.

11. Alharbi A. A., Abdulghani H. M. Risk factors associated with postpartum depression in the Saudi population // Neuropsych. Dis. Treatment. − 2014. – Vol. 10. – P. 311–316.

12. Ballestrem C. L., Strauss M., Kächele H. Contribution to the epidemiology of postnatal depression in Germany-implications for the utilization of treatment // Arch. Womens Ment. Health. − 2005. – Vol. 8. – P. 29–35.

13. Banasiewicz J., Wójtowicz S. The quality of life after cesarean section. Review article // Neuropssychologiica. − 2010. – Vol. 3. – P. 273−283.

14. Bergant A., Nguyen T., Heim K. et al. Deutschsprachige Fassung und Validierung der «Edinburgh postnatal depression scale» // Dtsch. Med. Wochenschr. − 1998. – Vol. 123. – P. 35–40.

15. Boudou M., Teissedre F., Walburg V. et al. Association between the intensity of childbirth pain and the intensity of postpartum blues // Encephale. − 2007. – Vol. 33, № 5. – P. 805–810.

16. Chen H. Addressing maternal mental health needs in Singapore // Psychiatr. Serv. − 2011. – Vol. 62, № 1. – P. 102.

17. Cox J., Chapman G., Murray D. et al. Validation of the Edinburgh Postnatal Depression Scale (EPDS) in non-postnatal women // J. Affect. Disord. − 1996. – Vol. 39. – P. 185–189.

18. Ding T., Wang D.-X., Qu Y. et al. Epidural labor analgesia is associated with a decreased risk of postpartum depression: a prospective cohort study // J. Anesth Analg. − 2014. – Vol. 2. – P. 119.

19. Eisenach J. C., Pan P. H., Smiley R. et al. Severity of acute pain after childbirth, but not type of delivery, predicts persistent pain and postpartum depression // Pain. − 2008. – Vol. 140. – P. 87–94.

20. Flykt M., Kanninen K., Sinkkonen J. et al. Maternal depression and dyadic interaction: the role of maternal attachment style // Infant Child Developm. − 2010. – Vol. 19, № 5. – P. 530–550.

21. Green A. D., Barr A. M., Galea L. A. Role of estradiol withdrawal in «anhedonic» sucrose consumption: a model of postpartum depression // Physiol. Behav. − 2009. – Vol. 97, № 2. – P. 259−265.

22. Gress-Smith J. L., Luecken L. J., Lemery-Chalfant K. et al. Postpartum depression prevalence andimpact on infant health, weight, and sleep in low-income and ethnic minority women and infants // Maternal Child Health J. − 2012. – Vol. 16, № 4. – P. 887–893.

23. Halbreich U., Karkun S. Cross-cultural and social diversity of prevalence of postpartum depression and depressive symptoms // J. Affect Disord. − 2006. – Vol. 91, № 2−3. – P. 97−111.

24. Hiltunen P., Raudaskoski T., Ebeling H. et al. Does pain relief during delivery decrease the risk of postnatal depression? // Acta obstetrician et gynecologica Scandinavica: AOGS (Oxford : Wiley-Blackwell). − 2004. – Vol. 3. – P. 83.

25. Jaeschke R., Siwek M., Dudek D. Poporodowe zaburzenia nastroju − update // Neuropsychiatria i Neuropsychologia. − 2012. – Vol. 7. – P. 113–121.

26. Josefsson A., Berg G., Nordin C. et al. Prevalence of depressive symptoms in late pregnancy and postpartum // Acta Obstet. Gynecol. Scand. − 2001. – Vol. 80, № 3. – P. 251–255.

27. Maliszewska K., Świątkowska-Freund M., Bidzan M. et al. Relationship and social support and personality as the psychosocial factors that determine the risk for postpartum blues // Ginekologia Polska. − 2016. – Vol. 87, № 6. – P. 442–447.

28. McDonnell N. J., Keating M. L., Muchatuta N. A. et al. Analgesia after caesarean delivery // Anaesth. Intens. Care. − 2009. – Vol. 37, № 4. – P. 539−551.

29. Melzack R., Katz J. Pain management in persons in pain. In: Wall PD, Melzack R, eds. Textbook of Pain. Edinburgh: Churchill Livingstone. 1999.

30. Milgrom J., Gemmill A. W., Bilszta J. L. et al. Antenatal risk factors for postnatal depression: a large prospective study // J. Affect. Disord. − 2008. – Vol. 108, № 1–2. – P. 147–157.

31. Miller L. J. Postpartum depression // JAMA. − 2002. – Vol. 287, № 6. – P. 762–765.

32. Morrell C. J., Slade P., Warner R. et al. Clinical effectiveness of health visitor training in psychologically informed approaches for depression in postnatal women: Pragmatic cluster randomised trial in primary care // BMJ. − 2009. – Vol. 338. – P. 276−279.

33. Myers E. R., Aubuchon-Endsley N., Bastian L. A. et al. Efficacy and Safety of Screening for Postpartum Depression. Comparative Effectiveness Review 106. (Prepared by the Duke Evidence-based Practice Center under Contract No. 290-2007-10066-I.) AHRQ Publication No. 13−EHC064−EF. Rockville, MD: Agency for Healthcare Research and Quality; April 2013. www. effectivehealthcare.ahrq.gov/reports/final.cfm.

34. Ng R. C., Hirata C. K., Yeung W. et al. Pharmacologic treatment for postpartum depression: a systematic review // Pharmacotherapy. – 2010. – Vol. 30, № 9. – P. 928−941.

Читайте также:  Левемир ФлексПен инструкция по применению показания, противопоказания, побочное действие – описание

35. O’Hara M. W., Swain A. M. Rates and risk of postpartum depression − a meta-analysis // Internation. Rev. Psychiatry. − 1996. – Vol. 8, № 1. – P. 37–54.

36. O’Hara M. W., McCabe J. E. Postpartum depression: Current status and future directions // Ann. Rev. Clin. Psychol. − 2013. – Vol. 9. – P. 379−407.

37. O’Connor E. A., Whitlock E. P., Gaynes B. et al. Screening for depression in adults and older adults in primary care: an updated systematic review // Evidence Synthesis. − № 75. − 2012. − PMID: 20722174. www.ncbi.nlm.nih. gov/books/NBK36406/.

38. Patel R. R., Murphy D. J., Peters T. J. Operative delivery and postnatal depression: a cohort study // British Med. J. − 2005. – Vol. 330. – P. 879.

39. Pawils S., Metzner F., Wendt C. et al. Рatients with postpartum depression in gynaecological practices in germany – results of a representative survey of local gynaecologists about diagnosis and management // Geburtsh Frauenheilk. − 2016. – Vol. 76. – P. 888–894.

40. Pawlby S., Hay D. F., Sharp D. et al. Antenatal depression predicts depression in adolescent offspring: prospective longitudinal community-based study // J. Affect Disord. − 2009. – Vol. 113. – P. 236–243.

41. Pearson R. M., Evans J., Kounali D. et al. Maternal depression during pregnancy and the postnatal period: risks and possible mechanisms for offspring depression at age 18 years // JAMA Psychiatry. − 2013. – Vol. 70. – P. 1312–1319.

42. Podolska M., Majewska A. Lęk jako stan i jako cecha w grupie kobiet, u których zakończono ciążę za pomocą cięcia cesarskiego // Kliniczna Perinatologia i Ginekologia. − 2007. – Vol. 43, № 4. – P. 56−60.

43. Robertson E., Grace S., Wallington T. et al. Antenatal risk factors for postpartum depression: a synthesis of recent literature // Gen. Hosp. Psychiatry. − 2004. – Vol. 26, № 4. – P. 289–295.

44. Soet J. E., Brack G. A., DiIorio C. Prevalence and predictors of women’s experience of psychological trauma during childbirth // Birth. − 2003. – Vol. 30, P. 36–46.

45. Suda S., Segi-Nishida E., Newton S. S. et al. A postpartum model in rat: behavioral and gene expression changes induced by ovarian steroid deprivation // Biol. Psychiatry. − 2008. – Vol. 64, № 4. – P. 311−319.

46. Thangavelautham S., Thi P.T.P., Chen H., et al. Investigating analgesic and psychological factors associated with risk of postpartum depression development: a case-control study // Neuropsych. Dis. Treatment. − 2016. – Vol. 12. – P. 1333−1339.

47. Ware J. E., Kosinski M., Gandek B. et al. The factor structure of the SF-36 health survey in ten countries: Results from the IQOLA project // J. Clin. Epidemiol. − 1998. – Vol. 51. – P. 1159–1165.

48. Wisner K. L., Stika C. S., Clark C. T. Double duty: does epidural labor analgesia reduce both pain and postpartum depression? − 2014. – Vol. 2. – P. 119. − www. anesthesia-analgesia.org

49. Yoshida K., Yamashita H., Ueda M. et al. Postnatal depression in Japanese mothers and the reconsideration of «Satogaeri bunben» // Pediatrics International. − 2001. – Vol. 43, № 2. – P. 189–193.

50. Yoshiyuki T., Tomoe K., Kenji T. et al. Antenatal risk factors of postpartum depression at 20 weeks gestation in a japanese sample: psychosocial perspectives from a cohort study in Tokyo // J. Pone. − 2015. − PMID: 0142410.

Для цитирования:

Рязанова О.В., Александрович Ю.С., Горьковая И.А., Коргожа М.А., Кошкина Ю.В., Иоскович А.М. ВЛИЯНИЕ ОБЕЗБОЛИВАНИЯ ПРИ РОДОРАЗРЕШЕНИИ НА ЧАСТОТУ РАЗВИТИЯ ПОСЛЕРОДОВОЙ ДЕПРЕССИИ У РОДИЛЬНИЦ. Вестник анестезиологии и реаниматологии. 2017;14(1):29-35. https://doi.org/10.21292/2078-5658-2017-14-1-29-35

For citation:

Ryazanova O.V., Aleksandrovich Yu..S., Gorkovaya I.A., Korgozha M.A., Koshkina Yu..V., Ioskovich A.M. EFFECT OF PAIN RELIEF IN DELIVERY ON THE FREQUENCY OF POSTPARTUM DEPRESSION IN NEW MOTHERS. Messenger of ANESTHESIOLOGY AND RESUSCITATION. 2017;14(1):29-35. (In Russ.) https://doi.org/10.21292/2078-5658-2017-14-1-29-35


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Личный опыт: как депрессия после родов превратила мою жизнь в ад

Молодая мама согласилась честно рассказать нам, что с ней происходило после появления на свет дочки. Знаете, ей не позавидуешь.

Текст: Татьяна Леонова · 28 июня 2018

Родить ребенка – невыразимое счастье. С первого же мгновения между мамой и малышом возникает удивительная по силе любовь. На деле роды – шоковая терапия, а новорожденное чадо – круглосуточная ответственность, к которой я оказалась совершенно не готова. Я будто теряла индивидуальность и ощущала себя придатком маленькой девочки, крошечного, но невероятно требовательного существа.

Еще будучи беременной, я читала о послеродовой депрессии. Якобы ею страдают 85 процентов матерей. Мне казалось, что это удел глупых женщин, которые не могут взять себя в руки и правильно организовать быт в новых условиях. Я была уверена: все эти перемены настроения, раздражительность, тревожность, приступы плача, чувство вины, мысли о смерти и самоубийстве, ненависть к мужу – полнейший бред. Мамаши с жиру бесятся. Надо думать о ребенке, а не о себе любимой. Тем страшнее для меня оказалась реальность. Пришлось признать: я тоже слаба духом и боюсь новых обязанностей. А еще вполне способна уйти от мужа вместе с новорожденной дочерью.

Все девять месяцев беременности мир вращался вокруг меня. Муж исполнял желания беременной жены и превозносил меня как будущую мать. Да и сама беременность протекала относительно неплохо, меня разве что постоянно тошнило, и жутко отекали лодыжки.

Первые звоночки я услышала уже в больнице. Мне хотелось родить дочь естественным путем, однако я оказалась настолько нетерпима к боли, что несколько раз теряла сознание уже в начале схваток. Врачам пришлось делать кесарево, и этот факт сильно ударил по моему самолюбию. Казалось, что я плохая мать, раз не сумела дать дочери жизнь самостоятельно. А еще пугали истории про вред кесарева сечения для детей. Так ко мне подкралась депрессия.

Читайте также:  Гель Дип Рилиф доступные аналоги и цены

Вторую волну спровоцировал муж.

Мне пришлось бороться с ним из-за подгузников! Его мать заявила, что современные подгузники вредят ребенку и поэтому надо использовать пеленки. Горы из них меня и встретили после роддома. Несколько дней я пыталась совладать с бесконечной стиркой, но вдруг не сдержалась и закатила скандал. Мол, если хочешь, пусть твоя дочь справляет нужду исключительно в пеленки, но стирать их будешь ты или твоя мать. Вопросы не сразу, но отпали.

А еще, по его мнению, я мало того что за дочерью ухаживать не умела, так и выглядела недостаточно хорошо. После роддома осталось несколько лишних кило, а из-за хронического недосыпа я была слишком бледной, с огромными синяками под глазами. Я обиделась и решила собирать вещи. К рождению ребенка в гости из другого города приехала моя мама – чтобы помочь. Вот к ней я и засобиралась. Мама была в шоке и отказалась принять меня в отчем доме. Муж же был скорее в ауте. Я постоянно нападала на него и говорила, как сильно ненавижу. При этом разводиться официально я не хотела. В качестве ответных действий он отказался прописывать дочь у себя в квартире, пока я не подпишу брачный договор. По его словам, он понял, «что я готова на любую подлость».

Потом пришел гормональный сбой. Я вдруг набрала 20 кило. За каких-то пару-тройку недель. Начали выпадать волосы. На расческе их оставалось так много, что практически не было видно зубцов. Я была в отчаянии и постоянно плакала. У меня практически выпала одна бровь и очень поредели ресницы. Я срочно начала сметать разномастные средства на аптечных полках в надежде – поможет. Когда стало только хуже – у меня выпала буквально половина волос на голове, не считая потерь в виду бровей и ресниц, муж заставил пойти к врачу.

Кстати говоря, к тому времени муж уже подзабыл идею написать брачный договор, но очень много работал и совершенно не понимал, как еще мне можно помочь. А мама уехала. С дочерью мне приходилось справляться одной. Это был мой личный ад.

А этот ужасный живот… Почти месяц после родов я не могла снять бандаж. Он уменьшал боль, когда я брала дочь на руки. Когда я наконец смогла его снять, обнаружила уродливый пустой бурдюк на месте некогда плоского, аккуратного животика. Я была в ужасе.

Еще одна причина слез – острая нехватка общения. Муж и все подруги работали, мама уехала домой, свекровь любила внучку исключительно на расстоянии. Мысли помочь мне общением или тем более делом у нее в голове, судя по всему, не возникало вовсе. Никто не звонил, не писал и не приходил в гости. Выработалась уверенность: «Я никому не нужна, меня никто не любит, я обуза для всех и погрязну в подгузниках». Слезы лились снова и снова. Мой мозг съедали мысли: я несчастна, я плохая мать, из-за меня несчастна дочка, я никому не нужна, я виновата в болезнях доченьки, я плохая жена и ненавижу мужа, я урод.

Когда я наконец поняла, что со мной происходит, осознание было подобно снежной лавине, сошедшей на меня с вершины горы страданий. Подумав, я решила, что осознать проблему – уже полдела. Наверное, проще всего было записаться к психотерапевту. Но у меня не было ни доверия к врачам, ни времени. Зато я абсолютно точно уразумела: моей дочери не нужна несчастная мать.

Свой путь из бездны депрессии я начала с самого необходимого для меня в тот момент – общения. Помог интернет. Я нашла контакты забытых одноклассников и однокурсников, бывших подруг, потерянных родственников и даже соседей. Зарегистрировалась на сайтах для мам – общалась, участвовала в конкурсах, задавала вопросы и высказывала собственное мнение.

Я наняла няню на несколько часов в неделю, чтобы выкроить время для тренажерного зала, и записалась к тренеру. Ранее ходила максимум на йогу. Это было моей личной победой над собой. Занялась своей внешностью – возобновились походы к косметологу, начала искать новые чудодейственные кремы и маски.

Потом обговорила с мужем вопрос по уборке. Если хочет чистую квартиру – пусть нанимает уборщицу. Мои же силы уходят на дочь. А еще мне нужно спать, а не строить из себя ломовую лошадь.

Разномастные покупки тоже стали обязанностью супруга. Удивительно, но его это увлекло. Приходя домой, он с гордостью доставал купленное из огромных пакетов и с гордостью рассказывал, как сумел выбрать все лучшее.

Единственное что я оставила себе, – приготовление еды. Впрочем, в этом нет ничего сложного, если у вас есть мультиварка и посудомоечная машина.

Кроме того, старалась как можно больше гулять с ребенком. Муж договорился с охранниками и консьержами, чтобы они помогали мне спускать огромную коляску. Я наматывала круги в чудесном парке прямо возле дома и ощущала абсолютное спокойствие, заряжалась положительной энергией от живой природы. Вскоре захотелось ходить по магазинам, на помощь пришла все та же няня.

Грусть-тоска и мысли о моей никчемности в роли матери, жены и просто женщины постепенно уходили. Окончательно депрессовать я перестала почти через год после рождения дочери, поэтому ее годик стал для меня двойным праздником. Хотя нет, последние крупицы депрессии уходят от меня с этими строками, прямо сейчас.

Ссылка на основную публикацию
Электрофорез и хроматография — Методы исследования в клинической биохимии
Двумерный электрофорез Электрофорез двумерный — способ разделения сложных смесей белков, в котором сочетаются электрофорез белков в полиакриламидном геле с додецилсульфатом...
ЭКГ в Северном Бутово — Москва
ЭКГ в Бутово К огромному сожалению, количество населения, страдающего различными сердечно-сосудистыми заболеваниями, непрерывно возрастает. Этому способствуют постоянные стрессы, переутомления, неблагоприятная...
ЭКГ при инфаркте миокарда фото пленок и расшифровка признаков
Виден ли инфаркт на кардиограмме Диагностика ишемической болезни сердца (ИБС) – жалобах (симптомах заболевания), – истории развития Вашего заболевания, –...
Электрофорез с новокаином в центре реабилитации Юсуповской больницы
Электрофорез с карипазимом Остеохондроз и грыжа межпозвонкового диска – самые распространенные заболевания спины. Радикальное лечение грыж – оперативное (удаление грыжи),...
Adblock detector